В 1822 году была издана книга по реал-теннису английского автора Роберта Лукина (Robert Lukin) – «Трактат о теннисе, члена теннисного клуба» (A Treatise on Tennis, by a Member of the Tennis Club). Лейтмотивом книги является сопоставление реал-тенниса с его основным конкурентом – крикетом. Автор обращает внимание на то, что главными преимуществами реал-тенниса являются физическая активность, тактическое мышление ведение игры и позитивная эмоциональность.

 

С начала XIX века центр популярности реал-тенниса перемещается на Британские острова. Этому, во многом, способствовали частые поездки и миграция теннисистов из Франции, которой в связи с революционным переворотом и последующими наполеоновскими войнами, было не до спорта. Учитывая класс и опыт игры французов, можно сказать, что они доминировали на британских кортах. Из наиболее именитых французских мастеров можно отметить следующих:

  • Жозеф Барселлон (Joseph Barcellon)
  • Жан Эдмонд Барре (Jean Edmond Barre) (1802-1873)
  • Шарль Делэхей (Charles Delahaye) (1825-1906)
  • Филипп Кокс (Philip Cox)
  • Уильям Кокс (William Cox) – второй сын Филиппа Кокса

 

В майском номере 1816 года английского журнала «Sporting Magazine» сообщалось: «Кошелёк в 100 гиней разыгрывался между Коксом, мастером теннисного корта Лондона, и Маркезио (Marchesio), мастером теннисного корта Турина, и был выигран последним после трёх дней игры». Также регулярно проходили англо-французские дуэли мастеров реал-тенниса, в которых чаще успех праздновали французские спортсмены.

 

ИЗОБРЕТЕНИЕ ЛАУН-ТЕННИСА

Истории известно, что с 1856 года в Бирмингеме майор Гарри Джем (Harry Gem) и торговец испанского происхождения Хуан Баутиста Эуджурио Перера (Juan Bautista Augurio Perera) на крикетном газоне играли в «свою» разновидность реал-тенниса, но на открытом воздухе. Эту игру они называли на испанский манер – «лаун-пилотта» (lawn pillotta). В 1872 году они совместно с адвокатом Алексом Рыденом (Alex Ryden) и двумя врачами из местной больницы Фредерикой Хейнесом (Frederick Haynes) и Уэлсли Томкинсом (Wellesley Tomkins) в предместье Бирмингема – Лимингтоне (Leamington) первыми основали клуб любителей этой игры (Уилмингтонский клуб), а 23 июня 1874 года провели первый турнир на травяном газоне. Но они не запатентовали свою игру и не дали ей широкой огласки, хотя историки считают, что их игра имела больше сходства с современным теннисом, чем у будущего «отца» тенниса, майора Уингфилда:. площадка была прямоугольной, в то время как у «изобретателя» она имела форму песочных часов, да и её размеры у первых были ближе к современным.

 

Возможность появления лаун-тенниса (теннис на лужайке) стало  результатом изобретения резиновых мячей, которые хорошо отскакивали от травяного газона, ведь традиционные матерчатые мячи для реал-тенниса, набитые шерстью, конским волосом или опилками могли отскакивать только от твердой поверхности. Новые резиновые мячи явились результатом процесса вулканизации каучука, который открыл американец Чарльз Гудьер (Charles Goodyear) и запатентовал в 1844 году в США.

 

 

Вулканизация — технологический процесс взаимодействия каучуков с вулканизирующим агентом, при котором происходит сшивание молекул каучука в единую пространственную сетку. Этот процесс назван в честь Вулкана, древнеримского бога огня. Вулканизированные каучуки называют резинами.  Параллельно с Гудьером в 1843 году, англичанин Томас Хэнкок (Thomas Hancock), тоже патентует вулканизацию и получает британский патент. Хотя, ученые и склоняются, что первым был все-таки американец, но доподлинно доказать это невозможно.


В 1844 году молодой американский изобретатель Чарльз Гудьер открыл рецепт изготовления некоего вещества, которое не размягчалось в жару и не становилось хрупким на морозе. Для этого он случайно нагрел смесь каучуковой смолы и серы на кухонной плите. Новая технология получила название «вулканизация», а ее продукт – «резина». Гудьер не был специалистом в органической химии, не обладал нужными знаниями и подготовкой в этой области и, следовательно, как считали многие, не имел права на успех. Порой он даже не знал, чего добивался, но никогда не пасовал перед трудностями и неудачами. Недоброжелатели и завистники не раз объявляли его сумасшедшим. Он несколько раз становился полным банкротом из-за своих исследований и экспериментов, но, несмотря ни на какие трудности и катаклизмы, настойчиво и смело шагал вперед. Настойчивость Гудьера можно объяснить лишь безграничной верой, которая придавала ему силы в его неординарных исследованиях и поисках. Однажды он заявил: «В моей работе меня всегда подбадривает мысль, что все, что скрыто и неизвестно и чего не могут открыть никакие научные исследования, вернее всего будет открыто только волею случая человеком, самым настойчивым в поисках и самым внимательным ко всему, имеющему хоть малейшее отношение к предмету поисков».

 

 

Вторым научным достижением, которое позволило «родиться» теннису стало изобретение газонокосилки скромным бригадиром текстильной фабрики из города Страуд, что в центральной Англии. Случилось это знаменательное для тенниса событие в 1830 году. Изобретателя звали Эдвин Баддинг. Он создал цилиндрическую газонокосилку, видоизменив машину, которая подравнивала края рулонов с тканью. Эпоха косарей канула в Лету. В 1832 году изобретение Баддинга увидело свет: фирма Ransoms наладила производство и продажу газонокосилок.

 

Официальным изобретателем тенниса считается майор Уолтер Клоптон Уингфилд (Walter Clopton Wingfield). В декабре 1873 года, во время рождественских праздников Уингфилд в своём имении в графстве Монтгомери (Северный Уэльс) представил своим гостям игру, имеющую много общего со старинными английскими играми «рэкетс»(rackets) и «файфс»(fives, во многом напоминает современную игру в ручной мяч), а также с реал-теннисом и бадминтоном (стал довольно популярен в Англии в 1850–1860 гг.). По словам майора «ему хотелось создать такую игру, где страсть и азарт спортивной борьбы удачно сочетались бы с пребыванием на свежем воздухе».

 

Предвидя коммерческую выгоду, он решил её запатентовать, но чтобы получить патент, игра должна была не иметь аналогов. Поэтому Уингфилд изменил форму корта (в виде песочных часов), увеличил высоту сетки и дал ей греческое название «сферистика», которое тоже позаимствовал у древнегреческих пастухов, развлекающихся на пастбищах игрой в мяч. Как то ни было, у служащих Королевской патентной палаты оставались сомнения, в отношении новизны изобретения. Вследствие этого, создателю игры 24 февраля 1874 года был выдан патент  № 685 «Портативный корт для игры в теннис» (A Portable Court for Playing Tennis) только на три года, но с правом его продления.

Предприимчивый и энергичный майор, воспользовался своим патентом и был в течение трёх лет единственным официальным продавцом набора теннисного инвентаря, упакованного в деревянном чемодане. В комплект входили: сетка с креплениями, 4 ракетки, 10 мячей (мячи изготовлялись в Германии) и брошюра с описанием игры и учебными наставлениями. Этот набор стоил 5 гиней, что было недёшево. Игра сразу же приобрела большой успех. Многочисленные отзывы в прессе отмечали простоту и универсальность игры.

 

Появление вулканизированных резиновых мячей, которые хорошо отскакивали от грунта, позволило теннисистам перебраться из закрытых помещений на открытые площадки. Нужно отметить, что в этот период наибольшей популярностью в Англии пользовался крокет. Стала входить в моду и игра в бадминтон. Но для атлетически сложенных англичан ни крокет, ни бадминтон не давал необходимой физической нагрузки. Поэтому молодых джентльменов и студентов всё больше и больше стал привлекать теннис.

 

Однако, мечтам Уолтера К. Уингфилда – разбогатеть благодаря теннису, не суждено было сбыться. Общественность постоянно обсуждала «моральное» право майора на патент и считала, что поскольку Уингфилд «не изоб­рел ни ракетки, ни мяча, он, таким образом, ни­чего не изобрел». Кроме того, аргументировалось, что в отдельных клубах практиковались «переходящие» формы игр от реал-тенниса к сферистике, а значит, игра майора является не самостоятельной игрой, а только модификацией уже существующих игр. Официально авторское право на запатентованную игру никто не оспаривал, но Уингфилд (как настоящий джентльмен) решил, что честь и репутация важнее, и не стал продлевать патент спустя трёх лет.

В течении первых лет появления игры, участники сами вносили необходимые поправки в правила с целью сделать её интереснее и/или проще. Форма площадки вскоре стала прямоугольной, сложное для произношения название сменилось на английский манер: «стики» (sticky). Вскоре появилось название «лаун-теннис» (теннис на лужайке). Полагают, что предложил это название (намного более точное) политик и государственный деятель, лорд Артур Бальфур (Arthur Balfour). По предложению англичанина Джона Мойера Хискоута (John Moyer Heathcote), резиновые мячи стали покрывать сукном (фланелью). А в 1875 году француз Пьер Баболат (Pierre Babolat) основал первую в мире теннисную компанию, специализирующуюся на выпуске струн для ракеток. Компания начала производство струн из бычьих жил (раннее использовались кишки овец). Технология изготовления была позаимствована из производства струн для виолончелей.

 

В английском аристократическом обществе лаун-теннис стал неотъемлемой частью развлечений на открытом воздухе, проводимых, как правило, в воскресенье. Перед играми рядом с кортами расставлялись столы, за которыми присутствующие пили чай и вели светские беседы. В хронике английской истории можно найти запись наставления королевы Виктории своей дочери принцессе Марии-Луизе: «…конечно, попробуй научиться играть в эту новую игру – лаун-теннис, моя дорогая, но помни, что по воскресеньям нельзя надевать ничего фривольного».

 

Благодаря выезду британцев на курорты Европы и в заморские территории Британской империи лаун-теннис получил быстрое распространение по всему миру. Это дало толчок быстрой популяризации современного тенниса и среди французов (напомним, что Наполеон I Бонапарт запретил теннис, а возрождение началось только когда, в 1861 году Наполеон III позволил в парижском парке Тюильри строительство двух кортов в игру жё-де-пом). В 1878 году основываются первые французские клубы лаун-тенниса в курортных городах Динарде (атлантическое побережье, северо-запад Франции), Гавре (побережье пролива Па-де-Кале, север Франции), Каннах (Лазурный берег Средиземноморья, юг Франции) и Биарри́це (Атлантические Пиренеи).

 

В 1880 году появились первые грунтовые корты. Этому новшеству теннис обязан двум англичанам – братьям-близнецам, Уильяму и Эрнесту Реншоу (William and Ernest Renshaw), которые открыли клуб лаун-тенниса в Каннах. Но, очень быстро они заметили, что из-за местного климата, трава быстро изнашивается. И тогда у них возникла идея, покрывать корт мелкой крошкой, полученной измельчением обожженных глиняных горшков. Нужно отметить, что братья с 1881 года в течение 10 лет доминировали на кортах, как у себя на родине, так и в европейских городах.

Поделиться в соц. сетях